Загрузка...
Поддержи Openmeetings

среда, 21 декабря 2011 г.

Из детдома через тюрьму к стартапу

Считается, что если человек один раз оступился, то в Америке или Восточной Европе он еще может стать предпринимателем и добиться успеха, тогда как в Западной Европе перед таким неудачником на всю жизнь вырастает стена.

Как тогда объяснить успех Дуэйна Джексона, главного исполнительного директора KashFlow? Его компания с 2004 г. занимается продажей бухгалтерских программ для малого бизнеса и на сегодняшний день имеет более 10.000 клиентов. Это единственное программное обеспечение бухгалтерского учета с сертифицированной PayPal интеграцией.

«Я оступился очень эффектно!» — говорит Джексон. В начале 1999 г. он был арестован в аэропорту Атланты, штат Джорджия, при попытке контрабанды 6500 таблеток экстази.

«Меня иногда спрашивают, как это я дошел до преступления. А я не шел к нему. Я вырос в нем».

«С детских лет по приютам скитался…» — это про г-на Джексона. С 11 лет он жил только в детских домах.

«Ни одна из средних школ в Лондоне не брала меня. Детский дом оставил попытки меня учить. Меня просто запирали в столовой с несколькими листиками бумаги. Но, кроме того, у них там был ZX Spectrum. Я провел почти год с инструкцией к нему и выучился программировать».

После выхода из детдома он быстро устроился на работу в ИТ-индустрии.

«Я был контрактником и я получал 25 фунтов стерлингов в час, потом £30, потом £40. В 17 или 18 это куча денег. Когда закончился мой последний контракт, мне предложили только £25 час. Благодаря прижимистости я продержался долго, но все-таки наличные кончились.

Парни, я рос среди пушеров. Мне нужно было заработать немного денег...». Того не знал г-н Джексон, что банда его дружков уже полгода была под надзором полиции. Его взяли в первой же поездке.

Тюрьма на Джексона подействовала благотворно. «Провести несколько лет в тюрьме, где у парней карточки их детей на стене, которых они никогда больше не увидят… Помню, подумал, что не хочу оказаться в такой ситуации.

В последние несколько месяцев тюрьмы я решил, что когда выйду, начну свой бизнес в качестве веб-разработчика».

После освобождения в декабре 2002 года, в возрасте 24 лет, он переехал к своей девушке, будущей жене, «в однокомнатную кишащую блохами квартиру. У меня был старый компьютер, перед которым мне приходилось лежать на полу».

Были нужны деньги. «Я направился в банк. Менеджер стал заполнять форму и дошел до вопроса: Есть ли у вас судимость? Его рука с авторучкой уже зависала над графой «нет»…

Но я сказал — да... И оставшуюся часть формы мы уже не заполняли».

Его последним шансом был благотворительный фонд принца Чарльза Prince’s Trust, который оказывает помощь нуждающимся молодым людям в Великобритании. Джексон представлял себе, что придет к ним, скажет, как хочет запустить собственный бизнес, и они закричат:«Прекрасно, молодой человек!», похлопают его по плечу и выдадут чек.

«На самом деле, и это правильно, меня заставили прыгать через полный набор обручей и разобрали все подетально».

Все-таки фонд Prince’s Trust и стал его спасителем. Там он получил свои первые средства. «Полученные деньги я потратил на письменный стол, стул и компьютер».

Ему говорили, что предприниматели должны сами чесать, где зудит. Г-н Джексон так и делал. Когда его бизнес по веб-разработкам стал терять доходность, он вынужден был разбираться со своими бухгалтерскими книгами. «Тогда я обнаружил, есть только два основных пакета программного обеспечения по бухгалтерскому учету. Их язык просто раздавил меня. Я не знал, что такое дебиторская задолженность».

Тогда он создал подобный пакет сам. Друзья, прослышав про это, стали хором просить копии. Джексон понял, что у него есть продукт на продажу. KashFlow был запущен в середине 2004 года. Это был запуск с нуля, он никогда не принимал деньги от венчурных капиталистов, хотя многие предлагали.

«Ты хозяин своей собственной судьбы. Но как только ты продаешь кусок венчурным капиталистам, хозяин больше не ты, а они».

«В тюрьме я понял: то, кто вы есть в жизни, - результат действий, которые вы совершали в прошлом. Держись негативных действий — в итоге окажешься в тюрьме. А если совершать иные — наверное, в остатке получишь положительный результат?»

Мешает ли криминальное прошлое ему и сейчас? «Когда у вас судимость, как у меня, вы должны информировать об этом соответствующие органы. Всякий раз, когда меня спрашивают, я должен повторять свое «да».

Это ограничивает меня и как предпринимателя, и как частное лицо. И так будет до конца жизни.

Недавно мы готовили сделку с людьми, которые собирались заниматься перепродажей. Вдруг они очень тихо пропали из видимости. Когда мы все-таки снова связались с ними, они сказали, что да, они были заинтересованы в сотрудничестве, но лишь до тех пор, пока не узнали о биографии Дуэйна, а после этого сделка им показалась сомнительной.

Я не всегда рассказываю об этом, но предполагаю, что большинство людей и так об этом знают. На нашем сайте все рассказано, в конце концов».

Г-н Джексон сохранил свою связь с фондом The Prince’s Trust. «Недавно меня попросили поговорить с группой молодых парней в Тоттенхэме, которые подумывали о создании бизнеса. Оказалось, один из них был в той же тюрьме, что и я, правда, в другое время. Когда я сказал об этом, он не поверил и стал меня тестировать, расспрашивая, в какой цвет покрашены стены в том или другом крыле?»

В конце концов он признался, что это очень вдохновляет — узнать, что кто-то был в той же тюрьме, что и ты, но выкарабкался и сделал что-то осмысленное из своей жизни.»

tech-europe

Комментариев нет :

Отправить комментарий