Поддержи Openmeetings

вторник, 2 июля 2013 г.

Любимые истории директора интенсивной школы

Первый директор Красноярской летней школы Владислав Бытев учил молодых преподавателей: «Детей надо любить. Детей нельзя бить. Не позволяйте детям бить себя».

"КЛШ — это трайбализм. Это такие дикарские песни, пляски, фетиши и тотемы. Это нам чуждо", — говорит директор Зимней Пущинской школы (ЗПШ) Михаил Ройтберг.

ЗПШ была создана людьми, которые прошли через красноярскую школу, но теперь у пущинской модели свои фишки.

Вместо заповедей Бытева у директора Ройтберга три анекдота.

1) Билл Клинтон уходит. Последние дни в Белом доме. Звонят из Арканзаса, говорят: «Билли, у нас проблема. У нас куры не несутся». — «Ну, ребята, это не вопрос. Вы там какой насест сделали?» — «Обычный насест». — «Поставьте вместо насеста вертикально бамбуковые палки, прикрепите их и обмотайте ленточками. Через пару дней позвоните«. Звонят, говорят: «Билли, не несутся!» — «Нужно сделать простую вещь. Нужно сделать, чтобы они были не на полу у вас, а на насесте. На пол их не опускайте. Будут нестись». Опять звонок: «Билли, не несутся». «Да?» — «Да» — «Ну, ладно, последнее средство. Забетонируйте пол». Забетонировали пол. «Билли, не несутся!» — «Ребята, знаете, я заканчиваю с президентством, у меня тут уже машина, Хиллари ждет. Жаль, что я ухожу, у меня еще столько нереализованных идей».

Мораль: я могу нести любую околесицу — это мое право, а вы фильтруйте базар и думайте, что правильно делать, — объясняет Михаил Ройтберг.

2) Барабанщик Большого театра вышел на пенсию. Пришел за деньгами вечером, решил остаться послушать музыку. «Кармен». После оперы приходит в оркестр и говорит: «Ребята, какие вы молодцы, какая божественная музыка!» Они говорят: «Петрович, ты чего? Ты с нами сидел, эту музыку двадцать лет играл…» «Ребята, я думал что там бум-бум, а там ля-ля-ля, ля-ля-ля».

Мораль: с каждого места видно немногое. С любого места: с места директора или места сотрудника видно немногое. Причем, это не зависит от места.

3) Августовский вечер, сидят Шерлок Холмс и Ватсон, Холмс играет на скрипке, Ватсон читает газету. Ватсон: «Холмс, такой хороший вечер, что мы сидим? Пойдемте погуляем по Пикадилли». Холмс: «Пожалуйста, я вам составлю компанию, но подумайте: Пикадилли — такое место, там по морде можно получить». Ватсон: «Холмс, Пикадилли — это не какие-то трущобы. Да, и не поздно еще». Ну, поехали, взяли кэб, выходят на Пикадили, гуляют. Вдруг какие-то люди вокруг собираются, начинают их задирать. Безобразная драка, их пинают ногами. Прибегают полицейские, всех разгоняют. Холмс подымается, отряхивается. Ватсон говорит: «Холмс, это гениально! Как вы могли это предвидеть?» — «Элементарно, Ватсон. Я вчера гулял по Пикадилли и сильно выделывался».

Вот это тоже наш стиль. Мы сильно выделываемся. Но не боимся гулять по Пикадилли, — говорит директор ЗПШ.

«Главное, что мы пытаемся делать, — это строить ясную картину мира, при этом непротиворечивую и неприукрашенную. Сейчас везде идет размывание престижа позитивного знания. Когда вы покупаете на рынке у бабульки яблоки, она вам сдачу просто отсчитывает в уме, а когда вы покупаете яблоки в магазине, девушка без калькулятора сдачу не даст, она не умеет считать. Или еще случай. По «Эху Москвы» была передача — там вполне культурные люди. Обсуждали чемпионат Европы по футболу. Ведущая говорит: «Наша команда играет в групповом турнире, там четыре команды, каждая играет с каждой. Ой, не соображу, сколько матчей играет наша команда. Подскажите, у меня плохо с арифметикой». Ведущей было реально трудно посчитать. Она не кокетничала. Скажем, лет двадцать назад ведущая знала бы ответ, а если бы не знала — постеснялась бы сказать. А теперь это в норме по всему миру. Грубо говоря, аналитическое мышление не поощряется. А мы делаем простую вещь. Мы говорим: ребята, вы думаете — и хорошо. Смотрите, это не так страшно и даже не больно. Это вполне нормально. И иногда это прорастает. Не так часто, не каждый день, но прорастает».

Фото Андрея Семашко

Комментариев нет :

Отправить комментарий