Загрузка...
Поддержи Openmeetings

среда, 22 февраля 2012 г.

Как в оригинале звучал Вивальди, можно только догадываться

В наши дни концерты Вивальди порезаны на звуковой фон для супермаркетов и рингтоны для мобильников. Вивальди часто используют в кино, когда нет средств на современного композитора. Он превратился в стандартную музыкальную декорацию, которую можно легко экспортировать в любой пейзаж и любую стилистику. Это своеобразная палочка-выручалочка, опция, облагораживающая изображение, патина под старину.

Но как в оригинале звучал Вивальди, мы можем только предполагать.

Не мистификация ли?

В 17–18 вв. в нотах записывали только басовую партию и общее направление движения, а дальше уж каждый исполнитель создавал собственное произведение. Примерно так сейчас играют джаз.

Классическая музыка, основанная на мажорно-минорной системе, только зарождалась. Сейчас наряду с этой системой существуют и другие — в этнической музыке, церковных песнопениях и проч. — и все же она наиболее привычна для слушателей и лежит в основе любой попсовой песенки. А тогда это было новостью.

Кроме того, ничего похожего на нынешнее благоговение перед старинной музыкой не было. До 19 в., когда возник интерес к музыке прошлого, от музыкантов при каждом выступлении требовали новых сочинений, и композиторам приходилось регулярно и очень быстро сочинять. Вивальди мог написать новое музыкальное произведение за три дня.

Достоверных источников о жизни этого композитора очень мало. Беллетристы заполняют белые пятна дикими выдумками — вплоть до того, что среди творений Вивальди есть зашифрованная партитура Страшного суда. Серьезные же исследователи признают, что некоторые из недавно открытых сочинений Вивальди, да и отдельные биографические линии, могут оказаться мистификацией.

Если держаться неоспоримых фактов, можно утверждать, что отец Антонио Вивальди был парикмахером. Это не мешало ему играть в городском оркестре и дать своему первенцу первосортное музыкальное образование. В 15-летнем возрасте мальчик был пострижен в монахи. А через пару лет посвящен и в духовный сан. За цвет волос его сразу прозвали рыжим священником. Но первое же самостоятельное богослужение чуть ли не закончилось обмороком. Из-за астмы самостоятельные церковные службы Вивальди отправлял едва ли больше года. Венецианские остряки пустили слух, что рыжий постоянно покидал алтарь, чтобы записать приходившие в голову музыкальные темы. На самом деле, он отлеживался в ризнице, пережидая тяжелые приступы.

«Консерватория» — означает «сострадание»

Большую часть своей жизни Вивальди преподавал музыку в консерватории Пьета. «Консерваториями» в Италии тогда называли детские приюты, где обучали ремеслам. Пьета основал один францисканец. Началось с того, что он ходил по городу и, громко взывая к венецианцам, собирал милостыню для брошенных детей. «Pieta!(Сострадания!)» — кричал он. Со временем при поддержке властей города монах на собранные деньги купил несколько домов для приюта.

В Божьем доме Пьета было около девятисот сирот, но к музыкальным занятиям допускались только сорок воспитанниц. Они вели затворнический образ жизни и даже во время еженедельных, очень популярных, концертов были скрыты на хорах от зрителей за резной позолоченной решеткой.

Аплодисменты на этих концертах были запрещены. И все-таки ученицы Вивальди находились в более завидном положении по сравнению с другими насельницами приюта. Они могли общаться с маэстро, чудаковатым, строгим, но заботливым. А он старался, чтобы его музыка была им понятна. До сих пор можно услышать обвинения, что сольные партии во многих известных концертах Вивальди могут исполнить даже любители. Действительно, он много писал для начинающих, легко сочинял по любому поводу, зарисовывая настроение, музыкальную идею, увиденную птицу, услышанную историю.

В Средние века церковные композиторы иногда придумывали музыку, невозможную для исполнения. Она существовала только в виде нот, считалась, что это музыка не для земных слушателей. Вивальди невозможно представить в роли подобного композитора.

Но видимая легкость его сочинений очень условна. Если любитель и способен воспроизвести общий мелодический контур, то полноту звучания и точность гармонии способны передать только мастера. Конечно, есть у маэстро и сочинения для виртуозов. Кроме того, при исполнении своих сочинений дон Антонио — обычно ближе к концу — добавлял каприччио (импровизации), которые не включал в опубликованные партитуры. Они были слишком сложны для исполнительской школы того времени и на потрясенных слушателей производили впечатление почти цирковой уловки.

Со временем идеям Вивальди стали тесны рамки приютского ансамбля, и он стал сочинять и оперы.

Опера в 18 в. не была таким пафосным мероприятием, как сегодня. Сначала на сцену выводились второстепенные персонажи, чтобы публика успела рассесться. Зрители в ложах могли позволить себе пьянствовать, отгородившись от зала шторками, плевать или что-нибудь швырять вниз. А те, кто стоял ниже лож, болтали, грызли каштаны, семечки, жареных кальмаров, свистели и вопили так громко, что заглушали арии.

Вивальди увлекала открывшаяся возможность творить музыкальные миры, по своей внятности похожие на живопись. Маэстро вовсю экспериментировал с составом оркестра, вводя разные экзотические инструменты, вроде охотничьего рожка, чтобы пробуждать в воображении зрителей самые сложные сюжеты.

«Не все произведения Вивальди иллюстративные, но гениальной иллюстративной музыки у него немало, — рассказывает Ольга Мартынова, клавесинист, победитель нескольких музыкальных конкурсов (в том числе и в Италии), преподаватель Московской консерватории. — Так ноты знаменитых «Времен года» связаны со стихами, которые у Вивальди были вставлены прямо в партитуру. Например, стихотворение рассказывает, как идет человек по льду озера зимой и падает. В этот момент музыка изображает, как он падает. Так же оркестр изображает, как человек стучит зубами, как лают собаки. Вообще-то в Венеции зимой дождь. Мне всегда было интересно, где Вивальди увидел это озеро со льдом».

Пробел в три столетия

Неустанными трудами дон Антонио стяжал в итоге… забвение на три века. Равнодушие публики проявилось уже в конце жизни. Слава рыжего монаха порождала насмешки, пересуды. Дошло до того, что несколько опер, которые он готовил как импресарио, по ложному навету запретили. Пропали вложенные средства. Солисты из-за сорванных контрактов подали на него в суд.

Вивальди уехал в Вену, где когда-то ему обещали покровительство, но и здесь былого любимца публики уже никто не ждал. На чужбине, загнанный долгами и совершенно больной, композитор умер. Не прошло и суток после кончины, как его похоронили в могиле для нищих. Через месяц в его венецианский дом, где жили две незамужние сестры, явились судебные приставы и описали все имущество.

А еще через несколько десятилетий о нем помнили только специалисты.

Но в 20-х годах ХХ столетия нотные рукописи его концертов были вдруг найдены. А после 2-ой мировой музыканты дружно принялись расшифровывать вновь обретенного композитора, поучиться точности и гармонии у которого призывал еще Бах.

Андрей Кульба

7 комментариев :

Отправить комментарий