Загрузка...
Поддержи Openmeetings

вторник, 1 мая 2012 г.

Каждый ли человек может стать героем документального кино?

Отвечает питерский документалист Андрей Павленко, режиссер картин «Симфония Жанну», «Первая высота» и других хитов различных кинофестивалей.

«Когда я снимал детей в Ковалевском детском доме, у меня была идеальная ситуация для по-настоящему большого кино. Нам уезжать на следующий день, а тут вдруг начинается суета, шум, гам. Что случилось?! Пропала лучшая корова из коровника (больше всех молока давала!).

Директор ночью вскочил в машину (а у него одна рука сухая, он рулит одной рукой). И все обитатели детдома стали с фонариками бегать по окрестностям и искать эту корову. При этом происходили поразительные диалоги. Например, мальчишка говорил: «Как же она одна? Вот она сейчас отобьется, ей никто не поможет, и она погибнет». Другой: «Да, конечно, коровы же привыкли в стаде, вот если бы она привыкла одна жить, то, может, и выжила бы, а так как в стаде — она не выживет».

А мне казалось, что они говорят не о корове, а о себе, о своем будущем, о том, что выйдешь из детского дома и пропадешь…

Героем фильма может быть только человек, который выделяется из общего ряда. Что-то с ним не то: или он совершил подвиг, или предательство — какой-то поступок.

Но в то же время Герц Франк, режиссер гениального фильма «Старше на десять минут» сумел снять кино про то, как искусство воздействует на обычного зрителя. Камера в его фильме показывает лицо маленького мальчика, который смотрит какое-то представление. Что там происходит, мы не видим, но сам мальчик за 10 минут картины не просто стал чуть старше, он на наших глазах из одного человека превращается в другого. Мы видим, как он умеет чувствовать, плакать, любить. И в этом сконцентрированном кусочке вместе с мальчишкой переживаем все: отчаяние, страх, боль, любовь, радость, спасение. Что не переживаем, может быть, за несколько лет рутинной жизни.

А вот другой случай. У нас китаец учился у нас на курсе. Он привез несмонтированную курсовую, очень интересную. В ней было какое-то движение китайское, очень странные долгие кадры — с фонариками, драконами. Была история — старик едет в большой город из своей деревушки, чтобы проведать сына. По пути этого старика, наивного деревенского, обыгрывают в карты, он теряет все деньги и, приехав в город, скитается по столовым, ночлежкам. В конечном итоге он возвращается домой, так и не встретив сына. В этой истории был глубокий смысл, был талантливый взгляд режиссера. Но 2 часа 50 минут — дико затянуто. Мы понимали, что около трех часов в таком духе никто не будет смотреть. Решили сократить минут до 30, оставить историю. Но выбросить ничего не удалось, пропадало обаяние чужой китайской жизни. И, оказалось, что когда изначала нет какой-то режиссерской идеи, даже из интересного материала сделать кино не получается.

Так что на вопрос: каждый или не каждый — нет ответа. Но из 100-летней практики кинематографа понятно одно: без своей истории, своей формулы сделать кино почти невозможно. Есть соблазн — особенно для тех, кто только начинает, — подумать так: вот возьму обычную рядовую жизнь и превращу ее в искусство. Буду снимать труд шахтера или будни детдома, а потом из этого сделаю кино. Как правило, ничего не получается, для кино необходимо центральное событие, поворот. Это как рассказать хорошую историю — нужна ключевая фраза, ситуация, после которой все становится ясно.

Более того. Директор «Леннаучфильма» Валентина Ивановна Гуркаленко говорит, что каждый следующий кадр должен быть неожиданным для зрителя. Только тогда факт наблюдения превратится в факт искусства. Если, скажем, задача снять прекрасный парк, то одной панорамой слева-направо не ограничишься. Искусство начинается тогда, когда начнешь отбирать: вот эта именно ель, именно этот узор ветвей. Надо будет выделить что-то, снять крупно, заметить какую-то синичку, странную тень на снегу.

Мне режиссер Андрей Кравчук, автор фильма «Итальянец», показал одну очень интересную точку в Летнем саду, посредине Лебяжьей канавки. Отсюда отчетливо видно сразу 4 или 5 дорожек сада. Если поставить камеру в этой точке, в кадре все время будет что-то происходить: по одной дорожке движется мама с коляской, по другой — навстречу ей двое панков и т.д. Прекрасный Летний Сад никак не выразишь, если не найдешь такую точку, через которую все видно. Без этого сад не сад, а некоторое количество деревьев.

Фишка в том, чтобы найти особую точку, а не просто с пафосом что-то сказать. Идеальная драматургическая формула, например, в фильме «Баллада о солдате». Солдат получает отпуск и рвется к маме. Но он то тут задержится, то там задержится, потому что не может пройти мимо чужого несчастья. Так мы узнаем все о его характере, характере русского солдата. Просто путь до дома, но в нем практически целая жизнь — для того, чтобы в итоге приехать на три минутки к маме. По такой формуле можно было бы снять и документальный фильм, потому что она очень жизненная».

8 комментариев :

Отправить комментарий